23 — 24 сентября 2015 года в Москве прошла конференция «Геотехнический мониторинг и мониторинг развития опасных геологических процессов — 2015». В ней приняли участие специалисты нашей компании.

Конференция ГТМ

Работа конференции «Геотехнический мониторинг и мониторинг развития опасных геологических процессов — 2015»

23 сентября 2015 г. со вступительным словом выступил Михаил Игоревич Богданов (ООО «ИГИИС»):

«Мониторинг ведут тогда, когда есть проблемы, а когда проблем нет, то про мониторинг забывают. Геотехнический мониторинг крупных инженерных сооружений экономит 500-700 миллионов рублей в месяц. Образовательный процесс для заказчика в случае аварийных ситуаций стоит 500-600 миллионов рублей — в этом случае Заказчик получает «обучение» и приходит к мысли, что геотехнический мониторинг всё же необходим».

«80% работ по геотехническому мониторингу в России в настоящее время фальсифицируются и данный вид работ используется в качестве схемы по «отмыванию» денег. В данный момент все мониторинговые работы именно так воспринимаются Заказчиками».

«Когда люди отвечают за постройку объектов, они понимают важность проведения геотехничского мониторинга».

«Оборудование для мониторинга зачастую не присутствует в «Реестре…» и это настораживает Заказчиков».

«По выполнению работ даются нереальные сроки, накладываются сроки монтажных работ и бурения скважин под геотехнический мониторинг и в целом мониторинговых работ. Сроки также срываются поставщиками оборудования».

«Еще одна типичная проблема мониторинга: на разных объектах, расположенных на одной и той же природной системе (например, оползневом склоне) наблюдения ведутся разными исполнителями и их данные никак не совмещаются».

«Перспективы (или отсутствие перспектив) для геотехнического мониторинга — «а кто же его знает», так как не понятна экономическая ситуация в стране, не понятна нормативная база, РФ отстает от других стран мира, потому что нет понимания того, что лучше выявить маленькую проблему на этапе мониторинга, чем решать большую проблему уже на этапе аварийной ситуации».

«В данный момент ведется разработка новых и доработка существующих нормативных документов по геотехническому мониторингу и, возможно, именно эти документы будут способны решить много проблем в этой области».

После М. И. Богданова с докладом на тему «Применение РСА интерферометрии при мониторинге опасных природных и техногенных объектов. Опыт ИФЗ РАН» выступила Екатерина Ивановна Смольянинова (Институт физики Земли им. О. Ю. Шмидта РАН):

«Доклад освещает концепцию, принципы работы, частотные диапазоны, количество и качество существующих спутников, атмосферные помехи и методы борьбы с ними и с другими помехами, в том числе приборными».

«ИФЗ РАН в настоящий момент разработал ряд оригинальных методик по РСА интерферометрии».

Е. И. Смольянинова в своем докладе продемонстрировала примеры, иллюстрирующие возможности метода INSAR

  • исследования оползневых процессов в районе Большого Сочи в период проведения Олимпийских игр и подготовки к ним. Методом РСА интерферометрии выявляются подвижные области на карте скоростей деформаций;
  • исследования оползневых процессов над центральной частью тоннеля №4 на участке Туапсе-Адлер СКЖД;
  • исследования оползневых процессов в селе Барановка Хостинского района города Сочи;
  • мониторинг смещений в районах месторождений нефти и газа.

«В РФ в отличие от других развитых стран, РСА интерферометрия пока не достаточно используется в практике работ по мониторингу природных и техногенных рисков».

«В 2014 году произведен запуск двух новых спутников осуществления мониторинга, с которых можно получать информацию о смещении поверхности в открытом доступе (в ограниченном режиме) и платно (в военном режиме)».

Далее с докладом «Требования, предъявляемые к геотехническому мониторингу (согласно СП 22.13330.2011)» выступила Ольга Анатольевна Мозгачева (НИИОСП им. Н. М. Герсеванова АО «НИЦ Строительство»:

«Впервые геотехнический мониторинг применялся в Москве в 1996-1997 г.г. и после этого началась разработка нормативных документов. На данный момент СП 22.13330.2011 регламентирует программу геотехнического мониторинга».

«Задачи, которые решаются при проведении геотехнического мониторинга в процессе строительства и в процессе эксплуатации:

  • проверка правильности выполнения инженерно-геологических изысканий, в том числе УПВ, и изменение их в процессе строительства (осадки поверхности и провалы);
  • оценка принятых конструктивных и технических решений при проектировании оснований, фундаментов и ограждающих конструкций;
  • проверка результатов расчетов;
  • оценка качества выполнения строительно-монтажных работ и применяемых материалов;
  • определение фактической зоны влияния выполнения строительно-монтажных работ;
  • анализ степени опасности выявленных отклонений контролируемых параметров и установление причин их возникновения;
  • предупреждение и устранение негативных процессов при проведении геотехнических работ;
  • проверка соблюдения требуемых режимов эксплуатации и качества (долговечность) применяемых строительных материалов;
  • контроль напряженно-деформированного состояния массивов грунта при строительстве на структурно-неустойчивых закарстованных грунтах».

«Геотехнический мониторинг — основа активного проектирования, когда проект изменяется в процессе строительства прямо по данным мониторинговых работ, например, проведение дополнительных мероприятий, таких как компенсационное нагнетание».

«Хорошо организованный геотехнический мониторинг на многих объектах позволяет вносить результаты этого мониторинга в нормативные документы».

«Необходимо обсуждение и редакция таблиц контролируемых параметров при проведении геотехнического мониторинга различных видов сооружений и вмещающей среды. Необходимо обоснование причин по которым выбраны те или иные параметры, а на основании них, выбор контролируемых параметров всего геотехнического мониторинга».

«Определение пунктов наблюдений для геотехнического мониторинга различных видов конструкций: маркшейдерско-геодезический контроль, анкера, оборудованные датчиками натяжения, поверхностные грунтовые марки, осадочные марки, кусты гидрогеологических скважин и др.».

В своем докладе О. А. Мозгачева привела примеры результатов геотехнического мониторинга — определение зоны влияния строительства при помощи датчиков и марок для разных типов зданий:

  1. Мониторинг существующей застройки;
  2. Мониторинг вновь возводимых зданий.

«Когда правильно выбрана программа мониторинга и он находится в руках одной головной мониторинговой организации — виден результат комплексного подхода».

Далее с докладом на тему «Мониторинг как основа для совершенствования геотехнических расчетов» выступил Алексей Георгиевич Шашкин (ООО ПИ «Геореконструкция»):

«Мониторинг не градусник, а доктор, который способен поставить диагноз и прописать лекарство».

«Мониторинг должен проводится по следующим этапам: Исходная расчетная модель — Натурные измерения — Обратный расчет, анализ результатов натурных измерений — Внесение коррективов в проектные решения (при необходимости)».

«1. Мониторинг консолидации слабых глинистых грунтов и теория фильтрационной консолидаци (на примере геотехнического мониторинга дамбы в Санкт-Петербурге):

  • развитие деформаций во времени водонасыщенного грунта определяется процессом отжатия воды;
  • при решении плоских и пространственных задач теории фильтрационной консолидации проявляется псевдоэффект скачкообразного проявления деформаций;
  • даны границы и критерии применимости теории фильтрационной консолидации».

«2. Мониторинг за осадками зданий на слабых глинистых грунтах: как считать осадку? Проблема: разные физические процессы невозможно описать средней единой величиной».

«3. Как рассчитать здания и подземные сооружения в условиях плотной городской застройки на слабых грунтах?»

В своем докладе А. Г. Шашкин привел пример тестовой задачи, когда на котловане в Берлине геотехнические расчеты семнадцати различных организаций отличались по контролируемым параметрам более чем в 1000 раз.

Также в докладе А. Г. Шашкина был приведен критический анализ существующих моделей некорректно описывающих деформации формоизменения:

1. Модель типа Cam Clay;

Модель не учитывает сдвиговую ползучесть.

2. Модель Hardening Soil;

Модель излишне усложнена.

3. Модель программы Plaxis;

Собственно модель/программа учитывает ограничения аналогичных программ.

«Без обратного анализа и уточнения исходных расчетных моделей, мониторинг — пустая трата времени!».

Следующим прозвучал доклад Ольги Константиновны Смоловой (ООО «АрхГеоком») «Опыт проектирования, обустройства и начала эксплуатации системы автоматизированного сбора данных геотехнического мониторинга линейных объектов Ямала»:

«Работа организации посвящена разработке раздела «Геотехнический мониторинг» рабочей документации проекта системы магистральных газопроводов полуострова Ямал».

«Для ямальского участка трассы характерно развитие опасных процессов и явлений для техногенных объектов в зоне строительства полуострова Ямал (например, такие как многолетнемерзлые породы)».

«Стандартами ОАО «Газпром» закреплена обязательность разработки программ «Геотехнического мониторинга» в составе проектной документации (данные документы достаточно полно описывают подходы для геотехнического мониторинга в криолитозоне (данные требования распространяются на промышленные объекты и не распространяются на гражданские объекты)):

  • СТО Газпром 2-3.1-071-2006;
  • СТО Газпром 2-3.1-072-2006;
  • СТО Газпром 2-2.1-435-2010.»

«Стандартное геотехническое оборудование организации ориентировано на работу в условиях Крайнего Севера. В настоящее время на Ямале оборудовано несколько станций системами геотехнического мониторинга (АСД ГТМ) площадных и линейных объектов:

  • термоскважины;
  • грунтовые деформационные марки;
  • деформационные марки с дистанционным управлением;
  • центральные контроллеры сети».

«Максимальная дальность связи до 1800 метров при опросе сети АСД ГТМ при помощи мобильной точки доступа. Элементы сети опрашиваются с прилегающей дороги на расстоянии 700-900 метров от трубопровода».

В докладе О. К. Смоловой приведена принципиальная схема организации автоматизированного сбора и передачи данных.

«Цель системы геотехнического мониторинга:

  • корректировка сценариев геотехнических процессов;
  • разработка технических управляющих решений;
  • создание геотехнического паспорта объекта».

«Геотехнический паспорт объекта является итоговым документом, аккумулирующим геотехническую информацию об объекте. Он предназначен  для специалистов по геотехническому мониторингу для организации работ ГТМ и руководства Заказчика для учета особенностей эксплуатации объекта. В геотехнический паспорт должны быть включены сведения по мерам инженерной защиты объекта от опасных геологических процессов. Должна быть дана информация о нормативных состояниях оснований и фундаментов объектов геотехнического мониторинга».

В докладе О. К. Смоловой проведено различие между системой геотехнического мониторинга (основанного на натурных наблюдениях на всех стадиях жизнедеятельности объекта) и геотехнического сопровождения (являющегося взаимосвязанной последовательностью действий, направленных на эффективное обеспечение безопасности геотехнической системы (а не дискретной акцией измерительного характера).

Далее с докладом на тему «Создание мониторинговых информационных систем «MIS» на инженерных объектах в криолитозоне» выступил Федор Николаевич Зепалов (ООО «ПермафростИнжиниринг»):

В начале своего доклада Ф. Н. Зепалов озвучил нормативную проблематику геотехнического мониторинга в криолитозоне.

«С 1 июля 2015 года системы ГТМ должны быть разработаны для каждого сооружения в криолитозоне по СП 25.13330.2015. В систему геотехнического мониторинга должны входить термометрия, геодезия и гидрогеологические наблюдения».

«Сотрудников, которые могли бы осуществлять геотехнический мониторинг катастрофически не хватает. Не понятно как и кем будет обрабатываться и храниться мониторинговая инофрмация».

«Разработана система MIS — Monitoring Information System (Мониторинговая информационная система). Данная система имеет массу преимуществ:

  • удобный вариант визуализации;
  • возможность создания и хранения базы данных по мониторингу и моделированию;
  • налажена более точная система прогнозирования так как используется не модель, а реальные условия для расчета.

«Проблема систем геотехнического мониторинга не только в собственно мониторинге, а в скорости принятия обоснованного инженерно-технического решения возникающих проблем».

Далее с докладом на тему «Возможности обследования и мониторинга состояния грунтовых оснований портовых терминалов малоглубинными геофизическими методами» выступил Виктор Прохорович Лисин (SIA Interseis, Латвия):

В. П. Лисин выделил наиболее частые неисправности набережных и берегоукрепительных портовых терминалов латвийских портов.

«Основные причины неисправностей:

  • суффозия;
  • влияние поверхностных вод;
  • негативные процессы во время сильных штормов;
  • строительный брак».

«Необходимость в применении малоглубинных геофизических методов возникает, когда есть просадки поверхности и необходимость оконтурить места, в которых можно прогнозировать такие просадки».

«В качестве малоглубинных геофизических методов используется георадиолокация с применением георадара Zond-12 имеющего массу ограничений, в том числе в связи с влиянием помех, а также в связи с переносом определения условий лишь на стадию обработки геофизических данных. Помехи связаны зачастую с основанием фундаментов, портовых кранов и др. Но иногда артефакты помех создают иллюзию реальных аномалий. Часто с использованием набора антенн все же можно получать реальные данные о состоянии геологического разреза».

В своем докладе В. П. Лисин привел примеры использования малоглубинной геофизики для мониторинга состояния оснований портовых терминалов в Латвии:

  1. Причал пассажирского терминала Рижского порта (по данным геофизики просматриваются и интерпретируются остатки старой набережной, воронки времен Великой Отечественной Войны, насыпные грунты, геотекстиль, «отбивается» уровень грутновых вод);
  2. Причал сухогрузного терминала Bulk Terminal Рижского порта.

«Имея «обучающие» провалы и пустоты можно моделировать реальные провалы на отработанных геофизических георадарных профилях:

  • зоны высоких амплитуд связываются с отражением сигналов от подошв пустот и провалов;
  • высокие амплитуды отраженные на глубинах более 1 м связываются с уплотненными участками грунта».

«Все аномалии сводятся на план причала, после чего Заказчик может проверять полученные данные. Комплексирование георадарных данных с сейсмическими данными повышает точность определения разуплотненных зон и полостей. По скорости продольных и поперечных волн получают плотности и упругие параметры (коэффициент Пуассона, модуль общей деформации, угол внутреннего трения, упругий модуль сдвига…). Полученные данные совпадают с данными рабочей и исполнительной документации на соответствующие объекты».

В докладе В. П. Лисина рассмотрен также вопрос о состоянии грунтового основания берегоукрепительного нефтяного терминала при неравномерной просадке емкостей для хранения нефтепродуктов и железобетонных плит берегоукрепления.

«Был выполнен комплекс геофизических и геомеханических (геостатические работы) исследований, а также определение рельефа для акватории. После ускорения проседания бетонных плит, эстакады, раздаточного нефтепровода были выполнены также бурение мониторнговых скважин для их сейсмоакустического наблюдений. Получены разрезы скоростей продольных волн и по результатам этих работ были построены карты пустот (до 50-60 см), а также составлен проект их инъектирования».

В докладе В. П. Лисина также приведен пример отслеживания в течение 2-х лет изменения скоростей распространения продольных волн в грунтовом основании берегоукрепления нефтяного терминала. В процессе данных работ отслеживалось изменение в структуре геологического разреза после инъектирования и бетонирования пустот и мест просадок.

Следующим прозвучало доклад Анны Владимировны Быковой на тему «Мониторинг опасных природных процессов на участках с балочными переходами газосборной сети Ямбургского нефтегазоконденсатного месторождения» (ООО «Газпром добыча Ямбург»):

«Система геотехнического мониторинга при эксплуатации Ямбургского нефтегазоконденсатного месторождения находится в криолитозоне. Площадь лицензионного участка — 2000 кв.км. Структура системы ГТМ месторождения следующая:

  • Геоинформационный блок, включающий в себя Ямбургскую лабораторию мерзлоты Инженерно-Технического Центра и Службу Главного маркшейдера, которая выполняет мониторинг состояния оснований и фундаментов строящихся и эксплуатируемых сооружений;
  • Производственно-технический блок, включающий в себя Службу проектных работ, Управление аварийно-восстановительных работ, Службу сторонних проектных и строительных организаций».

«Актуальность проблемы. Месторождение эксплуатируется уже более 30 лет. Значительно повреждены конструкции балочных переходов. Общее ужесточение нормативов РФ по геотехническому мониторингу и геоэкологическим процессам (производственно-экологическому контролю)».

«Особенности гидрографической сети Ямбургского НГКМ. Реки изучены слабо. Натурных наблюдений проводится мало. Рек по месторождению много (большая гидрографическая сеть). Высокая заболоченность и заозеренность территории».

«Негативные факторы природной среды и опасных природных процессов для балочных переходов Ямбургского НГКМ:

  1. Высокие уровни подъема вод и ледового покрова;
  2. Процессы отступания бровки берегового уступа».

В докладе А. В. Быковой были озвучены критерии оценки состояния балочных переходов Ямбургского НГКМ в зоне развития опасных природных процессов.

Следующим выступил Алексей Викторович Бершов с докладом «Мониторинг провалообразования в режиме реального времени и организация системы раннего предупреждения» (ООО «Петромоделинг Груп»):

В докладе А. В. Бершов осветил вопросы проектирования, строительства и эксплуатации железной дороги через карстоопасную зону в районе города Дзержинск. В докладе А. В. Бершов отразил природные критерии образования карста.

В докладе были даны характерные типы геологического строения карстовых районов Нижегородской области, приведены геологические разрезы, характерные для Дзержинского карстоопасного района. Приведена схема провалообразования в этом районе.

«Геотехнический мониторинг подразумевает наблюдения за деформациями железнодорожных путей. Для предупреждения на ранней стадии необходимо производить наблюдения за напряженным состоянием, а не за уже произошедшей деформацией».

«Теоретические данные образования суффозионных и карстовых провальных процессов типичны для Дзержинска Нижегородской области: разрушение глинистого прослоя и затем стекание вниз песка (это позволяет разработать систему раннего прогнозирования просадок и деформаций поверхности и железнодорожного полотна), пески из плотных превращаются в рыхлые или суспензию».

«Просадка путей всего на несколько сантиметров опасна для движения пассажирских поездов и выход один — ранее предупреждение подвижного состава о изменении НДС массива. Также прогнозировать опасное изменение НДС можно и нужно по изменяющимся скоростям продольных и поперечных волн».

«Система геотехнического мониторинга говорит о местах, в которых процесс из вероятностного может перейти в стадию реализующегося опасного явления».

«Сейсмоакустическое межскважинное просвечивание применяется для оценки массива между скважинами».

В докладе А. В. Бершова была озвучена методика наблюдений (показаны варианты расположения скважин и расположение источников/приемников в них), типы применяемой аппаратуры (приведены схематические профили расположения элементов сети ГТМ), получаемые результаты: 3-D просвечивание массива горных пород и расчеты по изменениям скоростей и их критериям для разных типов просадок и куполов.

«Сейсмоакустическое межскважинное просвечивание экономически выгоднее автоматических инклинометрических систем».

Второй день конференции 24 сентября 2015 г. начался с доклада Юрия Игоревича Кантемирова на тему «Космический радарный мониторинг смещений и деформаций земной поверхности и сооружений на месторождениях полезных ископаемых и в городах» (ООО «Компания СОВЗОНД»):

«В настоящее время осуществляется мониторинг смещений и деформаций сооружений с миллиметровой точностью (2 — 5 мм в зависимости от типа сооружения)».

«Применяемая аппаратура: космические радарные аппараты дистанционного зондирования Земли. 11 спутников уже выведено на орбиту и в ближайшее время их количество увеличится. У большинства спутников длина волны 3 см, у некоторых — 5 или 20 см».

«Методика наблюдений: радарная дифференциальная интерферометрия».

«Технология обработки данных: радарная интерферометрия. Используется многопроходная съемка Земной поверхности и выделение фаз смещений. В качестве помехи удаляется влияние атмосферы.»

В докладе Ю. И. Кантемирова приводятся примеры проектов по космическому радарному мониторингу:

  1. Заказчик — Институт ионосферы АО «НЦ КИТ» (Казахстан). Смещение земной поверхности над месторождением Тенгиз — показана динамика оседаний на изображениях радарных данных. Зафиксированы смещения до 3 см в год.
  2. Заказчик — ТОО НПЦ Геокен (Казахстан). Изображения вертикальных смещений земной поверхности в цветовом кодировании. Сравнение данных радарной интерферометрии и нивелирование в ручном режиме — расхождение 1-2 мм.
  3. Медное Жесказганское месторождение с локализацией основных очагов
  4. Мониторинг города Астана с 2011 года.
  5. Мониторинг всего города Москва с 2015 года.

Далее в рамках конференции с докладом на тему «Количественный и качественный анализ геотехнических рисков проекта с позиции Заказчика-Инвестора» выступил Александр Николаевич Бугаев (ООО «КомСтрин»):

В докладе А. Н. Бугаева были рассмотрены вопросы геотехники, возникающие на этапе проектно-изыскательских работ и на этапе строительства и ввода в эксплуатацию объектов жилищного строительства.

«Геотехнические риски — один из ключевых рисков в девелоперском проекте. Отношение девелоперскоих компаний к геотехническим рискам изменяется. Отмечается адекватное восприятие геотехнических рисков проектов. Возрастает осознанность необходимости взвешенного подхода к геотехническим проблемам и наличие соответствующей экспертизы объекта».

В докладе А. Н. Бугаева рассмотрены характерные проблемы при управлении рисками. Приведены примеры качественного и количественного анализа рисков и их мониторинг.

«Работу с геотехническими рисками нужно начинать на ранних стадиях планирования проекта с привлечением экспертных организаций в области геотехники».

Далее с докладом на тему «Проблемы масштаба и периодичности измерений при постановке систем геотехнического мониторинга в области развития многолетнемерзлых грунтов» выступил Сергей Валентинович Бомкин (ООО НПЦ «Геоскан»):

В своем докладе С. В. Бомкин привел две функции систем геотехнического мониторинга с точки зрения прогноза нештатной ситуации:

  1. Выявление предпосылок к возникновению нештатной ситуации;
  2. Констатация факта развития нештатной ситуации.

«Изменение несущей способности основания сооружения за 1990 — 2010 г.г. по изучаемому полигону происходили медленные процессы деформирования и несущая способность многолетнемерзлых грунтов снижалась».

«Масштаб инженерных изысканий должен определяться геометрическими размерами неоднородностей, влияющих на принятие проектных решений. При постановке и проведении геотехнического мониторинга синонимом термина «масштаб» должен быть термин «плотность наблюдательной сети».

В докладе С. В. Бомкин привел примеры протаивания тел плотин, сооруженных в многолетнемерзлых грунтах (в Западной Якутии и других районах развития многолетнемерзлых грунтов) и причины этого протаивания. Также в докладе были озвучены примеры нештатных ситуаций развивающихся при эксплуатации нефтегазовых скважин, являющихся источниками тепла в области развития ММП (многолетнемерзлых пород).

«Для ранней диагностики протаивания плотин геофизическими методами используются методы термометрии и электроразведки».

Во второй части своего доклада С. В. Бомкин привел примеры контроля оснований и фундаментов промышленных зданий, расположенных в зонах многолетнемерзлых пород.

  1. Изучение геокриологического строения участка работ;
  2. Проектирование систем наблюдений за основаниями сооружений;
  3. Мониторинг состояния оснований и фундаментов промышленных зданий.
IMG_3351

Работа конференции «Геотехнический мониторинг и мониторинг развития опасных геологических процессов — 2015»

Далее в рамках второго дня конференции прозвучал доклад Кирилла Викторовича Романевича (ОАО НИПИИ «Ленметрогипротранс») на тему «Характерные изменения спектров электромагнитного излучения при контроле напряженно-деформированного состояния крепи тоннеля»:

В своем докладе К. В. Романевич подчеркнул, что в районах с неблагоприятными инженерно-геологическими условиями в настоящее время обязательным является проведение геотехнического мониторинга при строительстве и эксплуатации транспортных тоннелей.

«В комплекс инструментальных геофизических измерений при геотехническом мониторинге входит метод регистрации естественного электромагнитного излучения (ЕЭМИ). В большей мере этот  метод используется для качественной характеристики геодинамической активности горных пород по трассе горных выработок. И хотя метод естественного электромагнитного излучения (под аббревиатурой ЕИЭМПЗ – естественное импульсное электромагнитное поле Земли) включен в нормативные документы в качестве метода для установления напряженного состояния массива, его применение для оценки степени опасности напряженно-деформированного состояния (НДС) горных пород, крепей и обделок находится пока на стадии экспериментов».

«В своем докладе К. В. Романевич представил материалы натурных исследований характерных изменений спектров электромагнитного излучения при контроле НДС в рамках геотехнического мониторинга в районе тоннеля №6 бис железнодорожной линии Туапсе — Адлер на конечном этапе его строительства и эксплуатации по настоящее время».

«В комплексе мониторинговых работ были выполнены измерения электромагнитного излучения прибором ЭМИ-3К (разработка научно-исследовательского отдела ОАО «Ленметрогипротранс»), в котором используется одновременная трехкомпонентная регистрация сигналов ЕЭМИ. При анализе данных ЕЭМИ и сопоставлении их с горно-геологическими условиями и деформационными процессами в окрестностях тоннеля используются материалы инклинометрии скважин и показания системы струнных датчиков автоматизированного мониторинга НДС крепи».

Далее прозвучал доклад Кирилла Александровича Дорохина (ОАО НИПИИ «Ленметрогипротранс») на тему «Мониторинг оползневых процессов комплексом геофизических и геомеханических методов»:

В своем докладе К. А. Дорохин подчеркнул необходимость проведения мониторинга оползневых процессов с использованием большого количества разнообразных наблюдений для увеличении точности прогноза неблагоприятных оползневых процессов:

  • геофизический мониторинг;
  • гидрогеологический мониторинг;
  • метод скважинной инклинометрии;
  • метод спутниковой интерферометрии и др.

В рамках доклада К. А. Дорохин рассмотрел основные причины возникновения оползневых процессов, типичные схемы баланса сил сдерживания и сдвигающих сил.

Далее в рамках программы конференции прозвучал доклад Тимура Закрьяновича Кудакаева (ООО «Алькомп-Инжиниринг» на тему «Система автоматизированного мониторинга опасных геологических процессов совмещенной автомобильной и железной дороги «Адлер — горноклиматический курорт «Альпика-Сервис»:

«Определение понятия мониторинга — инструментальная система, которая позволяет определять текущее состояние природной системы и отслеживать динамику и состояние массива и сооружений:

  1. Текущее состояние;
  2. Прогноз при изменении тех или иных факторов».

«Мониторинг — это система, которая позволяет во-первых включать красный свет, предупреждать».

«Отслеживать события и распознавать их угрозы — главная задача мониторинга. Действие — это задача служб РЖД по отработанным сценариям тех или иных подразделений в определенной системе мониторинга».

«Выдача на экран управляющих решений и звонки на мобильный телефон ответственным лицам с указаниями — это должно быть стандартной процедурой любого геотехнического мониторинга».

«Основная нормативная база мониторинга. Положения и инструкции, среди которых очень хорошими документами являются нормативные документы по мониторингу в системе Газпром, в том числе их геотехническая часть».

«Регламентирующие документы. Документы, которые прописывают взаимодействие всех служб систем ГТМ. Содержат указания для инженеров, расчетчиков, придают системе ГТМ четкость и понимание того, кто и что должен делать и кто за что должен отвечать».

«Информационное обеспечение/сопровождение мониторинга. Постоянно действующая электронная геоинформационная система (ГИС) с измерениями, визуализацией, расчетами, оповещениями, архивированием и возможностью произвольного извлечения данных в режиме он-лайн».

«Люди могут меняться, а система мониторинга должна оставаться в работоспособном стостоянии».

«Ежемесячный информационный бюллетень отражающий состояние и изменение геологической среды в границах наблюдаемых процессов и участков, включая отчет о состоянии объектов, прогнозные оценки, карты с графиками, разрезами и таблицами, а также оперативная информация по снижению рисков — это качественный состав результата работы систем геотехнического мониторинга».

«Новая проблема для современных систем ГТМ — объем информации, исчисляемый гигабайтами в день. Эту информацию необходимо программно обрабатывать. Система обработки мониторинговой информации должна быть «разорванной» и не требовать внедрения программы в общую систему мониторинга. Поступающие данные и их накопление в архив является «неприкосновенной зоной», а блок статистической обработки и результирующая часть могут меняться в зависимости от поставленных задач в данной конкретной мониторинговой системе».

В своем докладе Т. З. Кудакаев привел примеры объектов, на которых выполнялись мониторинговые работы и принцип построения систем ГТМ:

«Главными объектами мониторинга являются опасные участки на трассе Адлер — Альпика-Сервис — 10 шт. Наиболее опасными участками являются 5 зон. На них развернута сеть постоянного мониторинга в северной части трассы за Красной поляной».

«Передача информации осуществляется через Hub по Wi-Fi высокоскоростному соединению».

«Мониторинг сводится к мониторингу двух процессов — оползни и сели при помощи роботизированных тахеометров и систем разнообразных датчиков».

«Обзорная визуальная оценка ситуации на участке: цветовая индикация состояния объекта в системе ГИС, а затем формирование 3-D модели геомассива».

«До проведения мониторинговых работ необходимо:

  • знать геологические условия (заранее изучаются характеристики объекта);
  • знать то, что мы мерим — деформационные характеристики и гидрогеологию».

«Далее вводятся в модель известные данные и они измеряются в режиме мониторинга — получаем новые данные о массиве — фактические автоматически измеренные параметры среды + глобальные данные, такие как погода».

Далее прозвучал доклад Александра Александровича Ермолова (ООО «ИЭПИ») на тему «Мониторинг динамики морских берегов и дна на этапах проектирования, строительства и эксплуатации инженерных сооружений»:

 «Методы мониторинга динамики морских берегов и дна

  1. Дешефрирование и совмещение разновременных аэро и космоснимков. При работах, связанных с проектированием подводных и надводных объектов;
  2. Полевые геолого-геоморфологические наблюдения. Применяются вездеходы, маломерные суда и легкомоторная авиация. Отслеживается динамика припаянных льдов и их воздействие на берега;
  3. Прямые измерения деформаций рельефа (реперная сеть профилей и контрольных площадей);
  4. Геофизические методы;
  5. Батиметрическая съемка рельефа дна (многолучевое эхолотирование);
  6. Гидролокальная съемка дна способом площадного обследования (гидролокатор бокового обзора).

В своем докладе А. А. Ермолов привел рекомендации для снижения интенсивности разрушения берега и привел примеры выполненных работ на Ледовитых морях РФ и Черном море (подпорные стены в районе железной дороги Сочи).

В заключении конференции прозвучал доклад Ирины Александровны Пуляевой (ОАО «Севкавгипроводхоз») на тему «Контроль состояния высокогорных искусственных водоемов в период эксплуатации»:

Основной темой доклада И. А. Пуляевой являлось проектирование горноклиматических курортов Северного Кавказа, в частности работы по проектированию и мониторингу искусственных водоемов многофункционального назначения: водоемов систем искусственного снегообразования и комплексов сооружений высокогорных искусственных водоемов. Приведены конструктивные решения водоемов, нормативные документы, в соответствии с которыми ведутся мониторинговые наблюдения.

В заключении конференции слова благодарности докладчикам высказал Михаил Игоревич Богданов.